Болезни, при которых психотерапевт нужен не меньше, чем врач.  А в некоторых случаях — только психотерапевта достаточно.

По данным ВОЗ и Юнеско  — 40% пациентов, обращающихся к врачам общей практики, не нуждаются ни в какой медицинской помощи, кроме психотерапии.

Мы часто повторяем расхожую фразу: — “Все болезни — от нервов.” Но на деле, когда голова заболевает, или, например, сердцебиение зашкаливает, 90% населения не стресс пытается снять простейшими техниками, а либо таблеточку глотает, либо к врачу бежит, начиная долгий  и дорогостоящий процесс исследований. Конечно, нам для здоровья ни средств, ни времени не жалко. Вот только для здоровья ли?

Боль, сердцебиение и многие другие симптомы — здоровая реакция организма на неблагоприятные для него условия.  А мы, по привычке — таблетку… Сигнал загасили — организм остаётся в неблагоприятных для него условиях — болезнь развивается и переходит в хроническую. Опять таблетки… А там, глядишь, пациент и для более радикальных воздействий готов.

Я часами могу говорить о психосоматике, для меня всё настолько логично в механизмах образования болезней и, соответственно, пользе психотерапии для их лечения, что упорное нежелания многих людей принять эту модель на практике вызывает некоторое недоумение. Но тем не менее, чисто медицинская модель лечения так прочно внедрилась в сознание, что теоретическая основы часто в голову входят, но в сердце не проникают…

Расскажу я лучше пример из практики…

Когда я работала в Большой Психиатричекой больнице, в амбулаторном отделении, к нам на лечение поступила молодая женщина, медсестра из посёлка городского типа.  Два года она обследовалась у кардиологов с жалобами на слабость, утомляемость, одышку, боль в области сердца, тахикардию, колебания артериального давления. Кардиологи никаких изменений по своей части не находили, но состояние пациентки всё ухудшалось. Речь шла уже об инвалидности… И тогда, наконец, комиссия направила её к нам.

Милая молодая женщина, замужем, двое детей, работает в больнице, живут в своём доме, хозяйство… Всё, казалось бы, хорошо, всё — как у всех, есть всё, к чему стремилась. Конечно, работы очень много, конечно — недосыпает. Но это тоже, как у всех. И раньше много работала, но здоровье не подводило.

Первый вопрос — “Что изменилось в Вашей жизни незадолго до того, как Вы заболели?”  — “Да ничего особенного… Вот только подружка на постоянное место жительства в Германию уехала…”   Оказывается, эта подружка выполняла роль домашнего психотерапевта, с которой можно было трудностями поделиться, выговориться, поддержку получить.  Муж у пациентки неразговорчивый. Она его называла “Молчаливый индеец Джо”. В детстве у мальчика это любимый фильм с Гойко Митичем был. Мама строгая, и в ответ на жалобы могла бы пристыдить. Папа жёсткий и тоже неразговорчивый. Дети маленькие, да и не стоит их в мамины трудности посвящать.  После отъезда подружки делиться переживаниями стало абсолютно не с кем…

Жизнь не поменялась, стрессов и проблем меньше не стало, но канал сброса накопленного напряжения “перекрылся”… Вот он — спусковой механизм болезни.

Казалось бы, пациентка выговорится, найдём новый канал сброса напряжения, и пациентка выздоровеет. Но события стали разворачиваться интереснее…

Во всём облике пациентки сквозила какая-то покорность. Все высказывания были пропитаны смирением. Такая жизнь… Так сложилось… Так надо…  

Виделась мне в этих высказываниях проблема, но как её зацепить, и что она в своей сельской отлаженной жизни изменить может?  У меня решения не было…

И тут в разговоре всплыла тема детских игр… У пациентки было несколько братьев и сестёр. Любимой их игрой было запирать друг друга в погреб. Кто дольше протерпит, тот и победил…

 Я оторопела. Зачем!  Почему бессмысленное терпение — это доблесть?  Ради чего терпим, чего ждём? Эти вопросы вызвали у пациентки полное недоумение. Похоже, я нарушала ими базовую систему ценностей…

 Дальше уже пошли примеры о разнице между “терпением” в ожидании результата и “терпением” в неблагоприятных условиях без попытки что-либо изменить. Примеров таких в моём арсенале много… Глаза у неё всё круглели и круглели…

После моей экспрессивной речи она задала только один вопрос: — “Значит, можно не терпеть?”…

— “Да!” — решительно заявила я.

На том и расстались.

Надо сказать, я с некоторой тревогой ждала следующей встречи. Думала, как бы та горшков не набила… Тем более, между встречами были выходные дни и пациентка ездила домой.

Когда пациентка вошла в кабинет на следующую встречу, я её не узнала…  Румяное лицо, сияющие глаза…

“ Как себя чувствуешь?” — “Отлично!”

“Как сердце?” — “Прекрасно!”

“Как семья?” — “Нормально!”

“С мужем как?” — “Хорошо! Знаете, он даже разговаривать умеет…”

“А что же случилось?” — “Я подала документы в институт на очно-заочное для получения высшего сестринского образования…”

Вот такое развитие сюжета. Про личностный рост и самореализацию мы вообще не говорили. Оно само в первую очередь сработало, когда было разрешено “не терпеть”.

Через пару дней пациентка была выписана, никаких признаков функциональных нарушений сердца не наблюдалось. Вся наша работа длилась пять встреч!

Пять встреч с психотерапевтом как альтернатива инвалидности.

shop